Предисловие ко второму изданию книги "Моя летопись выборов"

После выхода в феврале 2018 года первого издания у меня возникло желание его немного переделать, чтобы книга в большей степени соответствовала концепции, отраженной в ее названии – «Моя летопись выборов».
В связи с этим я исключил из книги публикации научного характера: «Разделение партийного списка на региональные группы: проблемы территориального представительства» (2007), «Оправданы ли законодательные ограничения?» (2008), «О пропорциональности и равномерности» (2008), «О концепции Избирательного кодекса Российской Федерации» (2010) и «Проблемы законодательного регулирования муниципальных выборов» (2012).
Вместо статьи «На “столичном” уровне» (2002), посвященной выборам в Московскую городскую Думу 2001 года, я включил статью «Выборы в Московскую городскую Думу: хроника деградации выборов» (2010), описывающую выборы городской Думы пяти созывов.
Кроме того, добавлены статьи: «Зюганов отвергает миф о своей “победе” в 1996 году» (2013) и «Борьба за явку как российская забава» (2014), а также три статьи 2018 года. В связи с этим в названии книги 2017 год заменен на 2018.

Заказать книгу можно на Ридеро: https://ridero.ru/books/moya_letopis_vyborov_1_989_2_01_8/

Ложь – религия рабов и хозяев. О муниципальном фильтре и одном «мнении эксперта»

В предыдущей статье я писал о наших предложениях по срочным изменениям законов о выборах. Позже об этом написала подробную статью Екатерина Винокурова. Затем большую часть статьи Винокуровой воспроизвело ИА Регнум, но оно добавило мнение эксперта – известного политтехнолога.
Это мнение очень характерно. И главное – уже понятно, какие аргументы будут противопоставлять нашим предложениям. Аргументы эти главным образом основаны на лжи.
Один из самых любимых доводов, которые мы слышали уже не раз: мол, наши предложения – это возврат к «движухе а-ля 90-е годы». Про 90-е годы спорить не хочу – это большая отдельная тема. Но все дело в том, что наши предложения по большой части предлагают возврат не к 90-м, а к избирательному законодательству периода 2002–2004 годов. Кто не помнит: это период первого срока Владимира Путина, период, когда при относительно невысоких ценах на нефть (20–30 долларов за баррель) в стране шел наиболее интенсивный экономический рост.
А теперь напоминаю о том, какие правила действовали на выборах в тот достаточно благополучный период:
выборы глав регионов вплоть до их отмены в конце 2004 года проходили без муниципального фильтра (кандидаты представляли подписи избирателей или избирательный залог);
регионы до 2005 года сами выбирали день голосования, и выборы в сентябре были редкостью;
в 1999–2002 годах факультативно применялся избирательный залог, а с 2002 года вплоть до 2009 года залог можно было вносить на любых выборах, кроме президентских;
в 1997–2002 годах допустимая доля брака в подписных листах составляла 15%, а в 2002–2005 годах – 25% (в 2005 году эта доля снижена до 5% на федеральных выборах и до 10% на региональных и муниципальных);
от кандидатов–одномандатников нельзя было требовать подписи более 2% от числа избирателей округа, а в Госдуму и во многих регионах требовался 1% (в 2014 году на выборах в Госдуму и региональных выборах стали требовать 3%);
вплоть до 2005 года разрешалось образовывать избирательные блоки;
вплоть до 2005 года повсеместно, а затем еще год почти везде в бюллетенях была строка «против всех»;
вплоть до 2005 года общественные объединения имели право посылать наблюдателей на избирательные участки;
вплоть до 2016 года для направления наблюдателя или представителя СМИ на избирательный участок не требовалось предварительное уведомление.
Далеко не все из этого мы смогли предложить в качестве срочных мер, но данные меры направлены в эту сторону. Остальное – на очереди.
Я думаю, что из людей, обладающих хорошей памятью, вряд ли кто-то сможет сказать, что в 2000–2004 годах выборы были менее демократичными, чем в последние годы.
Да, в те годы представители власти иногда проигрывали. Но на то и выборы, на то и демократия, чтобы избавляться от слабых, не пользующихся авторитетом руководителей.
Наш оппонент заявляет: «Если муниципальный фильтр был введен, то, наверное, это сделано не просто так, а для того, чтобы отсеять всевозможных «политических клоунов». К сожалению, механизмом муниципального фильтра стали в последнее время злоупотреблять, и вводить в с его помощью в избирательный процесс других клоунов».
О том, что эти утверждения не соответствуют действительности, знает любой, кто следил за губернаторскими выборами 2012–2018 годов.
Муниципальный фильтр был изначально введен совершенно сознательно с такими параметрами, чтобы его можно было преодолеть только с согласия региональных властей. Сильный губернатор, уверенный в своей победе, мог допустить относительно сильного соперника. Слабые делали все возможное, чтобы сильных соперников у них не было.
Но при этом нужно было создавать видимость конкуренции. Поэтому практически на всех губернаторских выборах муниципальный фильтр преодолевали кандидаты, которые потом получали ничтожную поддержку избирателей. Менее 3%, а зачастую и менее 1%. Я, в отличие от политтехнолога, не готов их называть «клоунами», но очевидно, что это были несерьезные кандидаты.
Так что это не «в последнее время», а так было практически с самого начала – таково было имманентное свойство губернаторских выборов с муниципальным фильтром.
Просто в 2018 году даже это перестало работать. И потому продолжать уповать на муниципальный фильтр как средство обеспечивать выборы без конкуренции и гарантию успеха кандидата, назначенного победителем, уже нельзя.
Забавно читать то, что предлагает сам эксперт: «Нам нужно повышать квалификационные требования к кандидатам в губернаторы, чтобы человек соответствовал пяти — десяти обязательным параметрам – возраст, образование, отсутствие судимости, и, например, стаж государственной или муниципальной службы».
Могу сразу предложить идеальный вариант: кандидатом в главы региона может стать только лицо, имеющее опыт работы главой региона.
А если серьезно, то, во-первых, нам предлагают выхолостить смысл выборов. Точнее, так: они думали, что уже выхолостили его с помощью муниципального фильтра, но оказалось, что не до конца, поэтому придумывают дальше.
Во-вторых, тут опять ложь. Я могу назвать достаточно людей, подходящих по названным параметрам, которые фильтр не смогли преодолеть. И это, повторяю, не случайность, именно так и было задумано.
К тому же у меня сильные сомнения в том, что люди, имеющие опыт государственной службы, – идеальные претенденты на должность главы региона. Госслужба – это подчинение начальнику и минимум публичности. А глава региона – публичное лицо, которое должно уметь принимать самостоятельные решения.
В заключение – небольшая ретроспекция. Когда 8 лет назад мы предложили наш проект Избирательного кодекса, другой «эксперт» нам попенял на «системное противоречие свыше 50 норм законопроекта современной правовой политике Президента Российской Федерации по реформированию избирательной системы». Речь шла, в частности, о возвращении одномандатных округов на выборах в Госдуму, снижении заградительного барьера, возвращении губернаторских выборов, увеличении числа политических партий, возвращении строки «против всех». Прошло еще два–три года, и «системное противоречие» исчезло.
Я уверен, что и нынешние наши предложения, направленные на усиление (а во многом и на возвращение) политической конкуренции, на повышение открытости избирательного процесса и защиту избирательных прав граждан, соответствуют не только декларируемым целям представителей власти, но и долгосрочным интересам страны.

Начинаем кампанию по продвижению предложений о срочных изменениях законов о выборах и партиях

В последние месяцы я на разных площадках говорил о том, что в избирательное законодательство необходимо внести ряд срочных изменений, чтобы они заработали уже на осенних выборах 2019 года. Сейчас мы немного продвинулись в этом направлении.
Временная рабочая группа Научно-экспертного совета при ЦИК России по подготовке срочных изменений федеральных законов о выборах и политических партиях, которую я возглавляю, подготовила пакет из 15 предложений. Это уже почти готовый законопроект. Отличия его лишь в том, что тексты поправок сгруппированы не по статьям, как должно быть в законопроекте, а по смыслу, чтобы легче было понять. Кроме того, я сомневаюсь, что имеет смысл вносить единый законопроект, возможно, целесообразнее разделить предложения на несколько законопроектов.
Предложения можно разделить на 7 блоков.
блок 1 – правила регистрации кандидатов на выборах глав регионов (смягчение муниципального фильтра и возвращение самовыдвижения);
блок 2 – смягчение правил регистрации кандидатов и списков кандидатов на иных выборах;
блок 3 – перенос дня голосования на конец октября;
блок 4 – отмена ограничений на наблюдение в день голосования;
блок 5 – увеличение срока обжалования итогов голосования;
блок 6 – уточнение правил подсчета голосов;
блок 7 – уточнение правил, регулирующих ликвидацию политических партий.
Предложения доступны по ссылке.
Обсуждение этих вопросов в рабочей группе при Администрации Президента привело меня к выводу, что без широкой общественной поддержки эти предложения вряд ли смогут быть реализованы.
В связи с этим я начинаю общественную кампанию по продвижению этих предложений.
Приветствуется поддержка политическими партиями, общественными объединениями, избирательными комиссиями, консультативными органами и т.п.

О заседании Рабочей группы по вопросам совершенствования избирательного законодательства и процесса

Сегодня я участвовал в заседании рабочей группы по избирательному законодательству, которую возглавляет Сергей Кириенко.
Сразу скажу, что не слышал никаких запретов рассказывать о том, что говорилось на заседании. Но я понимаю, что это не публичное мероприятие. Поэтому не буду делать подробный репортаж, а постараюсь обрисовать свои впечатления.
Я готовился сделать на заседании достаточно подробное сообщение – минут на 12 – о результатах проведенного мной опроса и о законопроекте, подготовленном мной с участием коллег по Научно-экспертному совету при ЦИК. Времени на такое подробное сообщение мне не дали, пришлось ограничиться очень кратким выступлением. Текст заготовленного доклада я разместил здесь.
Также я подготовил к заседанию копии двух материалов, но мне не позволили их раздать. Размещаю их здесь. Первый материал – предложения по срочным изменениям законодательства, оформленные уже почти как готовый законопроект. Второй материал – результаты экспертного опроса, здесь его пришлось разбить на три части – начало, продолжение и окончание.
Впрочем, многое из того, что я хотел сказать, было в выступлении Эллы Памфиловой. Она, в частности, говорила о необходимости срочных изменений законодательства, которые могли бы начать действовать уже на осенних выборах 2019 года. На основе опроса членов Научно-экспертного совета при ЦИК выявились две самые острые и срочные проблемы – муниципальный фильтр и ЕДГ в сентябре (впрочем, это было ясно и до опроса). И здесь моя позиция и позиция председателя ЦИК совпадают: на 2019 год можно и нужно внести изменения – пусть и не радикальные, но существенные: сдвиг ЕДГ на более позднее время и смягчение муниципального фильтра. Что не отменяет необходимости дальнейших обсуждений в поисках более оптимальных решений. По ЕДГ разница лишь в том, что Памфилова предложила второе воскресенье октября, а я – последнее воскресенье октября.
Кроме того, Памфилова говорила и о необходимости отмены ограничений на наблюдение, введенных в 2016 году.
Но представители ЦИК (Элла Памфилова и Николай Булаев) поднимали также некоторые другие вопросы, которые, конечно, важны, но не носят политический характер и не касаются принципиальных изменений. Против них никто не возражал, и даже звучали слова поддержки. И в своем заключительном слове Сергей Кириенко отметил, что эти предложения поддержаны, и по ним можно начать работу.
Впрочем, я не слышал возражений и против отмены ограничений на наблюдение, но про них Сергей Кириенко не упомянул.
Обсуждалась слегка и проблема кодификации. Тут уже звучали голоса против. Но это все-таки не политическая, а юридическая дискуссия: разные юридические школы, разная степень понимания проблем избирательного законодательства. Меня, правда, сильно удивило утверждение, что кодифицированные акты возможны только по вопросам ведения Федерации. И мне пришлось напомнить, что в России действуют кодексы и по вопросам совместного ведения Федерации и субъектов.
Что касается ЕДГ и муниципального фильтра, то тут дискуссия была четко политической. Понятно, что представители партий (кроме «Единой России») хотят этот фильтр убрать или смягчить (часто только для себя). И выборы в сентябре тоже почти никого из них не устраивают. А представителей «Единой России» и руководителей парламентских комитетов (которые из этой же партии) вполне устраивают и фильтр, и сентябрь.
Решено продолжить обсуждение этих вопросов (в подгруппах), но уже понятно, что консенсуса не будет. И теперь все зависит от Администрации Президента и, возможно, от самого Президента. Либо они поймут, что нельзя идти на поводу у эгоизма единороссов, который подрывает доверие к выборам и грозит непредсказуемыми последствиями. Либо все останется по старому (с косметическими изменениями), пока не клюнет…
Следующее заседание предполагается провести в феврале. Я пытался убедить, что в феврале уже поздно будет обсуждать срочные изменения – большой шанс не успеть принять законы до начала избирательной кампании. Но в Администрации уверены, что успеют.
В общем, пока для оптимизма немного оснований. Конечно, вероятность того, что нам удастся пробить необходимые изменения, ненулевая. Но она явно меньше 50%. Тем не менее, опускать руки нельзя, и мы готовы продолжать борьбу.
Не знаю только, сможем ли мы получить поддержку разных общественных и политических сил. Пока я вижу: то, что я делаю, не интересно, ни «Эху Москвы», ни «Дождю», ни New Times, ни «Новой газете». Есть небольшой интерес у нескольких газет и агентств, которые в силу своей специфики могут дать мои слова одним–двумя абзацами. Но общественную кампанию так не развернешь.

РЕЗУЛЬТАТЫ экспертного опроса, проведенного в ноябре – декабре 2018 года, окончание

Предложение «Да» «Нет» Затруднились


  1. Восстановить право неполитических общественных объединений выдвигать списки кандидатов на муниципальных выборах.

82 21 4

  1. Восстановить возможность блокирования политических партий. Варианты: восстановить институт избирательных блоков; ввести возможность соединения списков (несколько избирательных объединений, зарегистрировавших списки, могут до утверждения текста избирательного бюллетеня заключить соглашение; если списки, заключившие соглашение, порознь не преодолевают заградительный барьер, а вместе – преодолевают, к распределению мандатов допускается соединенный список, который формируется по методике, определенной в законе).

94 12 1

  1. Отменить запрет на выдвижение партией членов других партий.

51 51 5

  1. Восстановить избирательный залог на всех выборах (варианты: за исключением президентских, за исключением выборов в поселениях).

80 24 3

  1. Пересмотреть правила предоставления партиям регистрационной льготы. Варианты: полный отказ от льгот; отказ от льгот для кандидатов в мажоритарных округах; расширение оснований для льгот на региональных и муниципальных выборах; предоставление льгот всем партиям на муниципальных выборах; использование в качестве критерия для предоставления льготы доли полученных голосов, а не числа полученных мандатов; и т.п.

84 18 5

  1. Пересмотреть систему муниципального фильтра. Варианты: полный отказ от сбора подписей депутатов и глав; сохранение такого сбора факультативно по выбору кандидата наряду с залогом и сбором подписей избирателей; сбор подписей только у депутатов муниципальных образований верхнего уровня; существенное снижение доли подписей (например, до 1–2%); установление веса подписи депутата в зависимости от числа поданных за него голосов.

104 3 0

  1. Установить заявительный порядок регистрации для выборов муниципальных депутатов в небольших округах (например, при средней норме представительства менее 500) с правом регионального законодателя повышать эту планку.

80 21 6

  1. Уменьшить долю собираемых подписей избирателей (варианты – до 1% там, где эта доля выше, до 0,5%, до 0,1%).

97 6 4

  1. Изменить порядок сбора подписей избирателей (возможно, только для больших округов, например, при средней норме представительства более 50 тыс. избирателей). Варианты: сбор подписей в специально отведенных местах (главным образом, в помещениях избирательных комиссий) под наблюдением избирательных комиссий; сбор подписей через портал Госуслуг. Оба варианта можно совместить, при этом доля подписей должна быть уменьшена.

74 25 8

  1. Сократить перечень оснований для признания подписи избирателя недействительной (не должны браковаться подписи, если избиратель может быть однозначно определен и нет доказательств, что он не ставил свою подпись).

99 5 3

  1. Предусмотреть разный порядок проверки подписей на предмет действительности и достоверности. Вариант: на предмет действительности должны проверяться все подписи; на предмет достоверности размер выборки можно сократить. Также должны быть разные допустимые доли недействительных и недостоверных подписей (например, для недействительных – 20%).

78 16 13

  1. Увеличить допустимый избыток представляемых подписей (например, до 20%).

87 17 3

  1. Разрешить кандидату и избирательному объединению доносить недостающие документы.

94 10 3

  1. Сократить перечень оснований для отказа в регистрации и отмены регистрации. Возможно увеличение числа оснований, для которых необходимо судебное решение.

90 12 5

  1. Вернуть норму, обязывающую высокопоставленных чиновников, т.е. лиц, замещающих государственные или муниципальные должности (за исключением Президента РФ) уходить в предвыборный отпуск.

96 9 2

  1. Установить, что обязанность уходить в предвыборный отпуск наступает не после регистрации соответствующего лица в качестве кандидата, а после его выдвижения в данном качестве. Предусмотреть жесткий срок для освобождения данных лиц от выполнения должностных или служебных обязанностей (например, не позднее 7 дней со дня выдвижения).

88 15 4

  1. Установить правила подготовки избирательными комиссиями сводных информационных плакатов о кандидатах и избирательных объединениях и другие обязанности избирательных комиссий по информированию избирателей.

95 3 9

  1. Установить санкцию за отказ от участия в радио- и теледебатах в виде лишения кандидата, избирательного объединения соответствующей части бесплатного эфирного времени.

84 21 2

  1. Пересмотреть ограничения на проведение агитации.

86 12 9

  1. Отменить запрет на критику соперников в телеэфире.

100 6 1

  1. Отменить «дни тишины».

38 61 8

  1. Урегулировать порядок распространения политической рекламы вне периода избирательной кампании.

60 34 11

  1. Отменить предельные суммы расходования средств на избирательную кампанию, а также ограничения на внесение в избирательных фонд собственных средств кандидата и избирательного объединения, или средств, перечисленных кандидату выдвинувшим его избирательным объединением.

58 43 6

  1. Установить минимальный размер средств, которые запрещено использовать на избирательную кампанию помимо избирательного фонда (например, тысяча рублей).

53 34 20

  1. Отменить все промежуточные финансовые отчеты (первый и т.п.), оставив только итоговый отчет.

82 17 8

  1. Предусмотреть возможность сбора средств в избирательный фонд через Интернет.

91 14 2

  1. Указывать в бюллетене более подробные сведения о кандидатах, баллотирующихся в составе партийного списка.

63 35 9

  1. Более подробно прописать порядок голосования по месту нахождения, включая публикацию данных о числе «электоральных мигрантов».

94 5 8

  1. Пересмотреть порядок проведения досрочного голосования и контроля за ним.

88 9 10

  1. Предусмотреть разделение списка избирателей на основную и дополнительные части (основная часть едина для всех одновременно проводимых голосований, и после составления в нее не могут включаться новые избиратели).

68 20 19

  1. Пересмотреть состав протокола УИК и вышестоящих комиссий.

49 27 31

  1. Ввести Журнал УИК, где должны фиксироваться все процедуры, осуществляемые в процессе голосования и подсчета голосов с указанием времени их осуществления, также в него должны заноситься все числовые данные, получаемые в ходе подсчета голосов.

83 17 7

  1. Предусмотреть, что для опечатывания стационарных и переносных ящиков, а также коробок с документацией должны использоваться только одноразовые номерные пломбы или ленты.

98 5 4

  1. Предусмотреть распределение обязанностей по проведению голосования между членами УИК по жребию.

72 22 13

  1. Предусмотреть, что избирательная комиссия, составившая протокол об итогах голосования, после подписания указанного протокола ее членами не вправе по собственной инициативе составлять повторный протокол и(или) производить повторный подсчет голосов (повторный подсчет голосов, составление повторного протокола производятся только по решению вышестоящей избирательной комиссии или суда).

91 11 5

  1. Ввести для случаев подсчета голосов с помощью сканирующих устройств обязательный ручной пересчет на небольшой части участков, определяемых жеребьевкой.

95 8 4

  1. Предусмотреть не только максимальные, но и минимальные сроки подведения итогов голосования и определения результатов выборов во всех комиссиях выше УИК.

62 37 8

  1. Увеличить сроки обжалования итогов голосования и, возможно, результатов выборов; отменить запрет на восстановление этих сроков.

91 12 4

  1. Предусмотреть санкции за отказ кандидата от получения мандата без вынуждающих обстоятельств (в т.ч. санкции к выдвинувшей кандидата партии).

90 10 7

  1. Пересмотреть ограничения на инициирование общероссийского референдума.

94 7 6

  1. Пересмотреть ограничения на инициирование региональных и местных референдумов.

99 3 5

  1. Уточнить правила инициирования отзыва (вариант – отменить отзыв депутатов, сохранив только отзыв должностных лиц).

72 23 12

 

РЕЗУЛЬТАТЫ экспертного опроса, проведенного в ноябре – декабре 2018 года, продолжение

6. Ответы на вопросы о комплексной реформе избирательного законодательства
Предложение «Да» «Нет» Затруднились

  1. Отказаться от ограничений пассивного избирательного права, не предусмотренных Конституцией РФ – по судимости, иностранному гражданству и т.п. Как вариант – смягчение или снятие некоторых ограничений (в частности, снятие ограничений из-за наличия вида на жительство в другом государстве). Аналогично пересмотр ограничений на членство в избирательных комиссиях.

82 23 2

  1. Для выборов в Государственную Думу заменить смешанную несвязанную систему на смешанную связанную (подобную германской).

61 31 15

  1. Не допускать права региональных законодателей ограничивать муниципальным образованиям возможности выбора избирательной системы для муниципальных выборов.

90 12 5

  1. Дать возможность субъектам РФ и муниципальным образованиям применять преференциальные избирательные системы (в которых избиратель ранжирует кандидатов в соответствии со своими предпочтениями).

85 16 6

  1. Пересмотреть ограничения избирательных систем на выборах региональных парламентов. Как вариант, не допускать на них ни полностью пропорциональную, ни полностью мажоритарную систему. В случае применения смешанной несвязанной системы установить, что число депутатов, избираемых в соответствии с каждой из компонент, не может быть менее одной трети и не может быть более двух третей от общего числа депутатов представительного органа.

77 22 8

  1. Пересмотреть ограничения избирательных систем на муниципальных выборах. Варианты: не допускать на них полностью пропорциональную систему; не допускать закрытые списки; допускать закрытые списки в случае смешанной системы, но не в случае полностью пропорциональной системы.

81 18 8

  1. Для региональных выборов установить, а для муниципальных выборов пересмотреть минимальное число мандатов, распределяемых по пропорциональной системе по единому округу. Вариант: для региональных выборов – 22, а для муниципальных – 18.

55 34 18

  1. Установить верхнюю планку для числа избирателей в мажоритарном округе на выборах депутатов. Вариант: не более 150 тысяч для региональных выборов и не более 20 тысяч для муниципальных.

81 16 10

  1. Пересмотреть ограничения числа и размера территориальных групп для выборов в Государственную Думу. Варианты: снизить минимальное число групп до 15; установить максимальное число избирателей, зарегистрированных на территории, соответствующей территориальной группе, в 10 миллионов.

64 21 22

  1. Установить пределы для минимального числа территориальных групп, устанавливаемых региональными законами. Вариант: не более одной трети от числа мандатов, распределяемых в едином избирательном округе.

72 14 21

  1. Снизить заградительный барьер на выборах в Государственную Думу (вариант – до 3%). Снизить максимально допустимую величину барьера на региональных и муниципальных выборах.

94 11 2

  1. Поднять планку перехода на «плавающий барьер» (вариант: если списки, преодолевшие барьер, получат в сумме менее 75% голосов).

58 28 21

  1. Ограничить право регионального законодателя на выбор методики распределения мандатов. Вариант: установить единую методику – метод Хэйра-Нимейера (как для выборов в Государственную Думу); предоставить выбор из двух или трех методик; запретить использование методик, не обеспечивающих пропорциональность распределения (метод Империали и др.).

90 10 7

  1. Пересмотреть регулирование наличия в бюллетене строки «против всех» (варианты: восстановить строку на всех выборах; отменить строку на всех выборах).

92 12 3

  1. Пересмотреть в случае наличия строки «против всех» правила признания выборов несостоявшимися. Вариант: признавать выборы несостоявшимися, если число голосов, поданных против всех кандидатов или списков кандидатов, и число недействительных бюллетеней в сумме составляют не менее половины от числа избирателей, принявших участие в голосовании.

79 20 8

  1. Восстановить порог явки.

61 44 2

  1. Исключить участие исполнительных органов власти в формировании избирательных комиссий.

85 15 7

  1. Пересмотреть квоты для вхождения государственных и муниципальных служащих в состав избирательных комиссий (вплоть до полного запрета для основной части комиссий).

95 7 5

  1. Пересмотреть партийную квоту в избирательных комиссиях (варианты: увеличить до 2/3, увеличить до 100%).

71 29 7

  1. Установить алгоритм выбора в рамках партийной квоты партий, делегирующих членов избирательной комиссии с правом решающего голоса, в зависимости от результатов последних выборов, исключающий произвол органа, формирующего комиссию.

80 17 10

  1. Допустить право самовыдвижения граждан в состав УИК с отбором путем жребия в случае избытка кандидатур.

74 27 6

  1. Восстановить избрание руководителей избирательной комиссии самой комиссией.

92 11 4

  1. Расширить основания для расформирования избирательной комиссии (фальсификация итогов голосования, неоднократные нарушения избирательных прав граждан и т.п.).

99 7 1

  1. Разукрупнить избирательные участки.

34 52 21

  1. Восстановить право общественных объединений направлять наблюдателей на избирательные участки. Предусмотреть право общественных объединений, зарегистрированных в избирательной комиссии в качестве организации-наблюдателя, направлять своих представителей во все избирательные комиссии, действующие на соответствующей территории, с полномочиями присутствовать на заседаниях комиссий и знакомиться с их документами.

101 5 1

  1. Пересмотреть правила установления дня голосования. Варианты: перенос единого дня голосования на более удобный, чем сентябрь, месяц; возвращение к двум единым дням голосования; полный отказ от единых для всех регионов дней голосования.

99 6 2

  1. Пересмотреть правила назначения выборов. Варианты: в случае жесткого определения в законе дня голосования отказаться от института назначения выборов, заменив его на информирование о начале избирательной кампании; в случае нежесткого определения в законе дня голосования установить для органа, назначающего выборы, пятидневный интервал для принятия решения (с понедельника до пятницы).

70 25 12

  1. Ограничить совмещение выборов числом выдаваемых избирателю бюллетеней (не считая бюллетеней для голосования на повторных и дополнительных выборах в отдельных одномандатных или многомандатных округах). Варианты: не более трех бюллетеней, не более четырех бюллетеней.

57 44 6

  1. Пересмотреть ограничения на создание политических партий. Варианты: разрешить создание региональных и межрегиональных партий; разрешить создание только межрегиональных партий.

71 31 5

  1. Пересмотреть основания для отказа в регистрации партии или ее регионального отделения.

74 20 13

  1. Пересмотреть правила ликвидации партий за неучастие в выборах.

70 27 10

  1. Пересмотреть правила государственного финансирования политических партий. Варианты: не допускать, чтобы одна партия получала более 50% средств; разделить финансирование на две части: постоянную и зависящую от числа голосов избирателей.

97 7 3

  1. Предусмотреть государственное финансирование региональных отделений политических партий по результатам региональных выборов.

65 37 5

РЕЗУЛЬТАТЫ экспертного опроса, проведенного в ноябре – декабре 2018 года

1. Состав экспертов
Всего на вопросы хотя бы одной из анкет ответили 119 экспертов, представляющих 32 региона.
40 экспертов имеют высшее юридическое образование, из них 7 докторов юридических наук и 12 кандидатов юридических наук.
Пул политологов представлен 12 докторами политических наук, одним доктором исторических наук, 9 кандидатами политических наук, 8 кандидатами исторических наук, одним кандидатом социологических наук и одним кандидатом философских наук. Среди опрошенных есть также доктора и кандидаты экономических, географических, физико-математических, технических, биологических, филологических наук и искусствоведения. Всего имеют ученую степень доктора или кандидата наук 72 эксперта.
Среди опрошенных – один бывший член ЦИК России, два бывших председателя и один бывший зам. председателя областных избирательных комиссий, четыре действующих члена избирательных комиссий субъектов РФ, ряд действующих членов ТИК и УИК. Пять бывших депутатов Государственной Думы, ряд действующих региональных и муниципальных депутатов.
18 опрошенных экспертов входят в состав Научно-экспертного совета при ЦИК России.
2. Анкеты
Эксперты отвечали на вопросы трех анкет.
анкета 1 – срочные изменения, которые необходимо принять к осенним выборам 2019 года (18 вопросов), ответили 119 экспертов;
анкета 2 – проблемы, которые необходимо решить в процессе комплексного реформирования избирательного законодательства (75 вопросов), ответили 107 экспертов;
анкета 3 – юридические и юридико-технические проблемы Избирательного кодекса (13 вопросов), ответили 112 экспертов.
3. Общие результаты по анкете 1
15 предложений получили поддержку более 2/3 экспертов, еще два предложения – 66% экспертов. Только одно предложение получило поддержку менее 50% экспертов.
12 предложений получили поддержку более 75% экспертов.
10 предложений получили поддержку более 80% экспертов.
3 предложения получили поддержку более 90% экспертов.
4. Общие результаты по анкете 2
70 предложений получили поддержку более 50% экспертов.
54 предложения получили поддержку более 2/3 экспертов.
42 предложения получили поддержку более 75% экспертов.
32 предложения получили поддержку более 80% экспертов.
10 предложений получили поддержку более 90% экспертов.




5. Ответы на вопросы о срочных изменениях избирательного законодательства
Предложение «Да» «Нет» Затруднились Другое

  1. Императивно восстановить право на самовыдвижение для выборов глав регионов

115 4 0 0

  1. Установить на выборах глав регионов для самовыдвиженцев и партийных выдвиженцев одинаковые условия регистрации

79 32 6 2

  1. Предоставить кандидатам в главы региона выбор: регистрироваться по подписям избирателей (1%) или по подписям муниципальных депутатов и глав

95 13 2 9

  1. Разрешить муниципальным депутатам и главам ставить подпись в поддержку нескольких кандидатов

101 9 0 9

  1. Снизить долю подписей муниципальных депутатов и глав с 5–10% до 2–3%

100 8 2 9

  1. Снизить долю муниципальных образований верхнего уровня, из которых должны быть подписи депутатов и глав, с ¾ до ½

98 8 3 10

  1. Ограничить муниципальный фильтр только подписями депутатов и глав муниципальных образований верхнего уровня

35 61 14 9

  1. Снизить долю подписей в одномандатных округах на выборах региональных депутатов с 3 до 1%

106 8 5 0

  1. Разрешить кандидатам доносить недостающие документы для регистрации (кроме подписных листов)

102 14 2 1

  1. Увеличить допустимую долю брака в подписных листах и допустимый избыток представляемых подписей до 15, 20 или 25%

82 32 5 0

  1. Передвинуть единый день голосования на конец октября или начало ноября

103 10 3 3

  1. Отменить ограничения на назначение наблюдателей, введенные в 2016 году

111 4 3 1

  1. Отменить ограничения на присутствие представителей СМИ на избирательных участках, введенные в 2016 году

110 7 2 0

  1. Увеличить с 10 до 30 дней срок обжалования итогов голосования

100 16 2 1

  1. Установить обязательный выборочный ручной пересчет при применении КОИБов

88 27 3 1

  1. Запретить УИК проводить повторный подсчет голосов по собственной инициативе, без соответствующего решения ТИК

87 28 2 2

  1. Уточнить порядок исчисления семилетнего срока для определения участия партий в выборах

92 9 18 0

  1. Запретить ликвидацию за неучастие в выборах партий, имеющих хотя бы одного депутата любого уровня

79 34 6 0





 

ПРЕДЛОЖЕНИЯ по срочным изменениям избирательного законодательства

В основу данной записки положена анкета–1 экспертного опроса, проведенного автором в ноябре–декабре 2018 года. Анкета содержала 18 предложений, из которых эксперты поддержали 17 (все, кроме предложения 7).
Предложения предусматривают внесение изменений в пять федеральных законов: Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации (далее ФЗ-67), Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее ФЗ-184), Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (далее ФЗ-20), Федеральный закон «О политических партиях» и Кодекс административного судопроизводства (далее КАС).
Предложения можно разделить на 7 блоков.
Блок 1 – правила регистрации кандидатов на выборах глав регионов (предложения 1–6).
Блок 2 – правила регистрации кандидатов и списков кандидатов на иных выборах (предложения 8–10).
Блок 3 – правила установления дня голосования (предложение 11).
Блок 4 – правила, регулирующие наблюдение в день голосования (предложения 12 и 13).
Блок 5 – правила обжалования итогов голосования (предложение 14).
Блок 6 – правила подсчета голосов (предложения 15 и 16).
Блок 7 – правила, регулирующие ликвидацию политических партий (предложения 17 и 18).
Блок 1 – правила регистрации кандидатов на выборах глав регионов
Предложение 1. Императивно восстановить право на самовыдвижение для выборов глав регионов.
Для этого:
1) в п. 2 ст. 32 ФЗ-67 следует исключить второе предложение;
2) первое предложение абзаца 3 п. 3 ст. 18 ФЗ-184 изложить в редакции:
«Кандидаты на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) выдвигаются политическими партиями либо в порядке самовыдвижения.»;
третье предложение указанного абзаца исключить.
Предложения 2 и 3. Установить на выборах глав регионов для самовыдвиженцев и партийных выдвиженцев одинаковые условия регистрации. Предоставить кандидатам в главы региона выбор: регистрироваться по подписям избирателей (1%) или по подписям муниципальных депутатов и глав.
Для этого:
1) п. 1.1 ст. 37 ФЗ-67 изложить в редакции:
«Установленное законом субъекта Российской Федерации количество подписей, которое необходимо для регистрации кандидата на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), не может составлять менее 0,5 процента и более 1 процента от числа избирателей, зарегистрированных на территории избирательного округа в соответствии с пунктом 10 статьи 16 настоящего Федерального закона.»;
2) первое предложение п. 17 ст. 37 ФЗ-67 изложить в редакции:
«На выборах высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) по выбору кандидата в поддержку его выдвижения вместо подписей избирателей могут собираться подписи депутатов представительных органов муниципальных образований и (или) избранных на муниципальных выборах глав муниципальных образований.»;
3) дополнить ст. 38 ФЗ-67 пунктом 1.7:
«1.7. Если кандидат на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) представил подписи избирателей, собранные в поддержку своего выдвижения, и подписи депутатов представительных органов муниципальных образований и (или) избранных на муниципальных выборах глав муниципальных образований в соответствии с пунктом 17 статьи 37 настоящего Федерального закона, регистрация осуществляется на основании подписей депутатов представительных органов муниципальных образований и (или) избранных на муниципальных выборах глав муниципальных образований. Если регистрация на основании подписей депутатов представительных органов муниципальных образований и (или) избранных на муниципальных выборах глав муниципальных образований невозможна в соответствии с подпунктом «д.1» пункта 24 настоящей статьи, регистрация осуществляется на основании подписей избирателей.»;
4) первое предложение восьмого абзаца п. 3. ст. 18 ФЗ-184 изложить в редакции:
«Выдвижение кандидата политической партией и выдвижение кандидата в порядке самовыдвижения должно быть поддержано по выбору кандидата подписями избирателей либо подписями депутатов представительных органов муниципальных образований и (или) избранных на муниципальных выборах глав муниципальных образований субъекта Российской Федерации.».
Предложение 4. Разрешить муниципальным депутатам и главам ставить подпись в поддержку нескольких кандидатов.
Для этого:
1) в п. 20 ст. 37 ФЗ-67 исключить последнее предложение;
2) первое предложение абзаца 13 п. 3 ст. 18 ФЗ-184 изложить в редакции:
«Депутат представительного органа муниципального образования или избранный на муниципальных выборах глава муниципального образования может поддержать любое количество кандидатов».
Предложения 5 и 6. Снизить долю подписей муниципальных депутатов и глав с 5–10% до 2–3%. Снизить долю муниципальных образований верхнего уровня, из которых должны быть подписи депутатов и глав, с ¾ до ½ (в городах федерального значения до ¼).
Для этого:
1) в первом предложении абзаца 8 п. 3 ст. 18 ФЗ-184 слова «от 5 до 10 процентов» заменить на «от 2 до 3 процентов»;
2) в первом предложении абзаца 9 п. 3 ст. 18 ФЗ-184 слова «от 5 до 10 процентов» заменить на «от 2 до 3 процентов»;
3) в последнем предложении абзаца 9 п. 3 ст. 18 ФЗ-184 слова «не менее чем в трех четвертях» заменить на «не менее чем в половине»;
4) в первом предложении абзаца 10 п. 3 ст. 18 ФЗ-184 слова «(от 5 до 10 процентов)» заменить на «(от 2 до 3 процентов)»;
5) во втором предложении абзаца 10 п. 3 ст. 18 ФЗ-184 слова «не менее чем в трех четвертях» заменить на «не менее чем в одной четверти».
Блок 2 – правила регистрации кандидатов и списков кандидатов на иных выборах
Предложение 8. Снизить долю подписей в одномандатных округах на выборах региональных депутатов (и депутатов Государственной Думы) с 3 до 1%.
Для этого:
1) в п. 1.2 ст. 37 ФЗ-67 в двух местах слова «3 процента» заменить на «1 процент»; слова «60 подписей» заменить на «20 подписей»;
2) в ч. 5 ст. 44 ФЗ-20 слова «3 процента» заменить на «1 процент»; слова «3 тысяч  подписей» заменить на «одной тысячи подписей».
Предложение 9. Разрешить кандидатам доносить недостающие документы для регистрации (кроме подписных листов)
Для этого:
1) последнее предложение п. 1.1 ст. 38 ФЗ-67 изложить в редакции:
«В случае отсутствия какого-либо документа, представление которого предусмотрено пунктами 2.1, 2.2, 3 или 3.1 статьи 33 настоящего Федерального закона, кандидат, избирательное объединение вправе представить его не позднее чем за один день до дня заседания, на котором должен рассматриваться вопрос о регистрации кандидата, списка кандидатов.»;
2) последнее предложение п. 5 ст. 49 ФЗ-20 изложить в редакции:
«В случае отсутствия какого-либо документа, представление которого предусмотрено частями 5, 6 и 8 статьи 41, частями 1 и 4 статьи 43, частью 1 и пунктами 2 и 4 части 2 статьи 47 настоящего Федерального закона, кандидат вправе представить его не позднее чем за один день до дня заседания, на котором должен рассматриваться вопрос о его регистрации.».
Предложение 10. Увеличить допустимую долю брака в подписных листах и допустимый избыток представляемых подписей до 20%.
Для этого:
1) п. 2 ст. 38 ФЗ-67 изложить в редакции:
«Количество представляемых для регистрации кандидата, списка кандидатов, назначения референдума подписей избирателей, участников референдума может превышать количество подписей, необходимое для регистрации кандидата, списка кандидатов, назначения референдума, не более чем на 20 процентов. Если для регистрации кандидата, списка кандидатов, назначения референдума требуется представить менее 20 подписей, количество представляемых подписей избирателей, участников референдума может превышать количество подписей, необходимое для регистрации кандидата, списка кандидатов, назначения референдума, не более чем на четыре подписи.»;
2) подпункт «г.1» п. 24 ст. 38 ФЗ-67 изложить в редакции:
«если для регистрации кандидата требуется представить 200 и более подписей избирателей, – выявление 20 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки»;
3) подпункт «в.1» п. 25 ст. 38 ФЗ-67 изложить в редакции:
«если для регистрации списка кандидатов, назначения референдума требуется представить 200 и более подписей избирателей, участников референдума, – выявление 20 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки»;
4) в п. 1 ч. 2 ст. 47 ФЗ-20 слова «5 процентов» заменить на «20 процентов»;
5) в ч. 18 ст. 49 ФЗ-20 слова «5 и более процентов» заменить на «20 и более процентов»;
6) в ч. 19 ст. 49 ФЗ-20 слова «5 и более процентов» заменить на «20 и более процентов»;
7) в ч. 21 ст. 49 ФЗ-20 слова «5 и более процентов» заменить на «20 и более процентов»;
8) в п. 7 ч. 7 ст. 51 ФЗ-20 слова «5 и более процентов» заменить на «20 и более процентов».
Блок 3 – правила установления дня голосования
Предложение 11. Передвинуть единый день голосования на конец октября.
Для этого:
1) в третьем и четвертом предложениях п. 1 ст. 8 ФЗ-67 слова «второе воскресенье сентября» заменить на «последнее воскресенье октября»; в четвертом предложении п. 1 ст. 8 ФЗ-67 слова «третье воскресенье сентября» заменить на «предпоследнее воскресенье октября»;
2) в п. 3 ст. 10 ФЗ-67 слова «второе воскресенье сентября» заменить на «последнее воскресенье октября»;
3) в п. 4 ст. 10 ФЗ-67 слова «второе воскресенье сентября» заменить на «последнее воскресенье октября»;
4) в п. 5 ст. 10 ФЗ-67 слова «второе воскресенье сентября» заменить на «последнее воскресенье октября»;
5) в третьем предложении п. 6 ст. 10 ФЗ-67 слова «второе воскресенье сентября» заменить на «последнее воскресенье октября»; слова «третье воскресенье сентября» заменить на «предпоследнее воскресенье октября»;
6) в третьем предложении п. 6 ст. 71 ФЗ-67 слова «второе воскресенье сентября» заменить на «последнее воскресенье октября»;
7) в третьем и четвертом предложениях п. 8 ст. 71 ФЗ-67 слова «второе воскресенье сентября» заменить на «последнее воскресенье октября»;
8) в п. 1 ст. 81.1 ФЗ-67 слова «второе воскресенье сентября» заменить на «последнее воскресенье октября»;
9) в п. 3 ст. 81.1 ФЗ-67 слова «второе воскресенье сентября» заменить на «последнее воскресенье октября»;
10) в ч. 1 ст. 97 ФЗ-20 слова «второе воскресенье сентября» заменить на «последнее воскресенье октября».
Блок 4 – правила, регулирующие наблюдение в день голосования
Предложение 12. Отменить ограничения на назначение наблюдателей, введенные в 2016 году.
Для этого:
1) в первом абзаце п. 4 ст. 30 ФЗ-67 исключить шестое и седьмое предложения;
2) п. 7.1 ст. 30 ФЗ-67 признать утратившим силу;
3) второе предложение п. 8 ст. 30 ФЗ-67 исключить;
4) ч. 3.1 ст. 33 ФЗ-20 признать утратившей силу;
5) второе предложение ч. 4 ст. 33 ФЗ-20 исключить;
6) первое и второе предложения ч. 5 ст. 33 ФЗ-20 исключить.
Предложение 13. Отменить ограничения на присутствие представителей СМИ на избирательных участках, введенные в 2016 году.
Для этого:
1) в п. 1.1 ст. 30 ФЗ-67 исключить слова «, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1.2 настоящей статьи»;
2) признать утратившим силу п. 1.2 ст. 30 ФЗ-67;
3) в п. 3 ст. 30 ФЗ-67 слова «и 1.2» заменить на «и 1.1»;
4) в п. 11.1 ст. 30 ФЗ-67 исключить слова «, указанные в пункте 1.2 настоящей статьи,»;
5) признать утратившим силу п. 11.2 ст. 30 ФЗ-67;
6) в п. 11.3 ст. 30 ФЗ исключить слова «Аккредитованный в соответствии с пунктом 11.2 настоящей статьи»;
7) в ч. 1.1 ст. 32 ФЗ-20 исключить слова «, за исключением случая, предусмотренного частью 1.2 настоящей статьи»;
8) признать утратившей силу ч. 1.2 ст. 32 ФЗ-20;
9) в ч. 1.3 ст. 32 ФЗ-20 слова «в частях 1, 1.1 и 1.2» заменить на «в частях 1 и 1.1»; слова «в частях 1 и 1.2» заменить на «в частях 1 и 1.1»;
10) в ч. 5 ст. 32 ФЗ-20 слова «в частях 1 и 1.2» заменить на «в частях 1 и 1.1»;
11) в ч. 6 ст. 32 ФЗ-20 слова «в частях 1 и 1.2» заменить на «в частях 1 и 1.1»;
12) в ч. 7 ст. 32 ФЗ-20 исключить дважды слова «указанные в части 1.2 настоящей статьи,»;
13) в ч. 2 ст. 35 ФЗ-20 исключить слова «, указанные в части 1.2 статьи 32 настоящего Федерального закона,»;
14) признать утратившей силу ч. 3 ст. 35 ФЗ-20;
15) в ч. 4 ст. 35 ФЗ-20 исключить слова «Аккредитованный в соответствии с частью 3 настоящей статьи».
Блок 5 – правила обжалования итогов голосования
Предложение 14. Увеличить с 10 до 30 дней срок обжалования итогов голосования.
Для этого:
1) в первом предложении п. 3 ст. 78 ФЗ-67 слова «десяти дней» заменить на «30 дней»;
2) третье предложение п. 3 ст. 78 ФЗ-67 изложить в редакции:
«Указанные процессуальные сроки могут быть восстановлены при наличии вновь открывшихся обстоятельств.»;
3) в ч. 2 ст. 240 КАС слова «десяти дней» заменить на «30 дней»;
4) в ч. 7 ст. 240 КАС заменить «2 – 6» на «4 – 6»;
5) в ч. 9 ст. 240 КАС заменить «2 – 6» на «4 – 6».
Блок 6 – правила подсчета голосов
Предложение 15. Установить обязательный выборочный ручной пересчет при применении КОИБов.
Для этого:
1) второй абзац п. 32 ст. 68 ФЗ-67 изложить в редакции:
«При использовании технических средств подсчета голосов участковой комиссией подсчет голосов производится в соответствии с пунктом 24 настоящей статьи. В пределах каждой территории, на которой действует одна территориальная комиссия и применялись технические средства подсчета голосов, не менее чем на 5 процентах определяемых жребием избирательных участков, участков референдума (но не менее чем на трех избирательных участках, участках референдума), на которых использовались такие технические средства, проводится контрольный подсчет голосов избирателей, участников референдума непосредственно членами участковых комиссий с правом решающего голоса (ручной подсчет голосов). При этом жеребьевка проводится вышестоящей комиссией в течение получаса после того, как все участковые комиссии, на которых использовались технические средства, распечатают протоколы об итогах голосования в соответствии с подпунктом «г» пункта 24 настоящей статьи. Результаты жеребьевки доводятся до сведения каждой участковой комиссии незамедлительно».
2) дополнить п. 32 ст. 68 ФЗ-67 абзацем:
«Порядок и сроки проведения повторного подсчета голосов определяются комиссией, организующей выборы, референдум. При совмещении дней голосования на выборах и (или) референдумах разных уровней порядок проведения контрольного подсчета голосов определяется Центральной избирательной комиссией Российской Федерации либо соответствующей избирательной комиссией субъекта Российской Федерации в зависимости от уровня проводимых выборов, референдума».
Предложение 16. Запретить УИК проводить повторный подсчет голосов по собственной инициативе, без соответствующего решения ТИК.
Для этого:
1) п. 9 ст. 69 ФЗ-67 изложить в редакции:
«Комиссия, составившая протокол об итогах голосования, после подписания указанного протокола членами комиссии не вправе по собственной инициативе производить повторный подсчет голосов. Повторный подсчет голосов избирателей, участников референдума производится по решению вышестоящей комиссии или суда. Вышестоящая комиссия вправе принять решение о проведении повторного подсчета голосов до установления ею итогов голосования, определения результатов выборов, референдума. При этом вышестоящая комиссия или суд должны определить время и место проведения повторного подсчета голосов, а также силами какой комиссии будет проводиться повторный подсчет голосов. Вышестоящая комиссия или суд вправе принять решение о проведении повторного подсчета только данных списка избирателей, участников референдума или только повторного подсчета бюллетеней. В ином случае повторно определяется содержимое всех строк протокола об итогах голосования, кроме строки 8. О времени проведения повторного подсчета голосов комиссия, осуществляющая повторный подсчет голосов, обязана известить всех своих членов, а также лиц, присутствовавших при составлении первичного протокола. По итогам повторного подсчета голосов избирателей, участников референдума комиссия, осуществившая такой подсчет, составляет протокол об итогах голосования, на котором делается отметка: «Повторный подсчет голосов». Его заверенные копии выдаются наблюдателям, иным лицам, указанным в пункте 3 статьи 30 настоящего Федерального закона. Если повторный подсчет осуществляет участковая комиссия, протокол незамедлительно направляется в вышестоящую комиссию. Нарушение комиссией, проводившей повторный подсчет голосов, указанного порядка составления протокола об итогах голосования с отметкой: «Повторный подсчет голосов» является основанием для признания данного протокола недействительным.»;
2) ч. 16 и 17 ст. 86 ФЗ-20 изложить в редакции:
«16. Участковая избирательная комиссия, составившая протокол об итогах голосования, после подписания указанного протокола не вправе по собственной инициативе производить повторный подсчет голосов. Повторный подсчет голосов избирателей производится по решению вышестоящей избирательной комиссии или суда. Вышестоящая избирательная комиссия вправе принять решение о проведении повторного подсчета голосов до установления ею итогов голосования, определения результатов выборов. При этом вышестоящая избирательная комиссия или суд должны определить время и место проведения повторного подсчета голосов, а также какая избирательная комиссия должна провести повторный подсчет голосов. Вышестоящая избирательная комиссия или суд вправе принять решение о проведении повторного подсчета только данных списка избирателей или только повторного подсчета избирательных бюллетеней. В ином случае повторно определяется содержимое всех строк протокола об итогах голосования, кроме строки 7.
17. О времени проведения повторного подсчета голосов избирательная комиссия, осуществляющая повторный подсчет голосов, обязана известить всех своих членов, а также лиц, присутствовавших при составлении первичного протокола. По итогам повторного подсчета голосов избирателей избирательная комиссия, осуществившая такой подсчет, составляет протокол об итогах голосования, на котором делается отметка: «Повторный подсчет голосов». Его заверенные копии выдаются наблюдателям, иным лицам, указанным в части 5 статьи 32 настоящего Федерального закона. Если повторный подсчет осуществляет участковая избирательная комиссия, протокол незамедлительно направляется в территориальную избирательную комиссию. Нарушение избирательной комиссией, проводившей повторный подсчет голосов избирателей, указанного порядка составления протокола об итогах голосования с отметкой: «Повторный подсчет голосов» является основанием для признания данного протокола недействительным.».
Блок 7 – правила, регулирующие ликвидацию политических партий
Предложение 17. Уточнить порядок исчисления семилетнего срока для определения участия партий в выборах.
Для этого:
дополнить ст. 37 ФЗ «О политических партиях» пунктом 3:
«3. Срок, указанный в пункте 2 настоящей статьи, первоначально исчисляется от даты получения политической партией права участвовать в выборах в соответствии пунктом 2 статьи 36 настоящего Федерального закона. Если со дня получения политической партией в соответствии пунктом 2 статьи 36 настоящего Федерального закона права участвовать в выборах прошло более семи лет, семилетний срок, указанный в пункте 2 настоящей статьи, исчисляется с начала каждого календарного года.».
Предложение 18. Запретить ликвидацию за неучастие в выборах партий, имеющих хотя бы одного депутата любого уровня.
Для этого:
п. 5 ст. 41 ФЗ «О политических партиях» изложить в редакции:
«Политическая партия не может быть ликвидирована по основаниям, предусмотренным подпунктами «в», «г» и «д» настоящей статьи, если хотя бы один кандидат, выдвинутый данной партией, ее региональным отделением, иным структурным подразделением непосредственно или в составе списка кандидатов, был избран депутатом представительного органа власти или должностным лицом и сохраняет полученный в результате этих выборов мандат.».
Одобрено Временной рабочей группой Научно-экспертного совета при ЦИК России по подготовке срочных изменений федеральных законов о выборах и политических партиях, 21.12.2018

Доклад, который я не смог сделать на заседании рабочей группы при Администрации Президента

Уважаемые коллеги!
Я хотел бы довести до вас не только мое мнение, но и позицию большого числа экспертов.
В течение последнего месяца я провел экспертный опрос по вопросам изменений избирательного законодательства. Я получил ответы от 119 экспертов. Это достаточно представительный круг людей, имеющих разнообразный опыт работы на выборах – в качестве кандидатов, руководителей штабов, консультантов, членов избирательных комиссий, наблюдателей, аналитиков. Они представляют 32 региона. Все – люди, имеющие самостоятельную точку зрения по вопросам избирательного законодательства.
Среди них – 40 юристов, в том числе 7 докторов юридических наук и 12 кандидатов юридических наук. Причем это не просто юристы, а именно те, кто занимается вопросами избирательного права и практикой выборов. Плюс большой пул политологов, в том числе 12 докторов политических наук, 9 кандидатов политических наук, 8 кандидатов исторических наук. Всего с кандидатскими и докторскими степенями 72 человека.
Полагаю, что коллективное мнение столь представительного круга экспертов обязательно должно учитываться в нашей работе.
Эксперты отвечали на вопросы трех анкет. О третьей анкете я подробно говорить не буду, она касается чисто юридических вопросов и связана с той работой по кодификации, которую сейчас делает коллектив МГУ. Я только отмечу, что смысл кодификации я вижу в том, чтобы достигнуть нового качества в регулировании избирательного процесса, а не просто механически слить три закона. И именно на создании нового качества направлены вопросы третьей анкеты.
По второй анкете. В ней было 75 вопросов–предложений. Многие вопросы были специально сформулированы недостаточно конкретно или с широким наборов вариантов. Поскольку главный их смысл – стоит эти вопросы обсуждать дальше или нет?
Общий вывод, который можно сделать: экспертное сообщество выступает за масштабную реформу избирательного законодательства. Я вспоминаю, как 8 лет назад в интервью одного из разработчиков законов о выборах прозвучала фраза: действующее избирательное законодательство оптимально и не требует кардинальных изменений. Так вот, из опроса можно сделать вывод, что эксперты не считают его оптимальным. Даже самый консервативный из опрошенных поддержал 21 предложение. Ну а большая часть экспертов поддержала большинство предложений.
Вот цифры. 10 предложений подержали более 90% опрошенных. 32 предложения – более 80%. 54 предложения поддержаны более чем двумя третями опрошенных. Ну а более половины положительных ответов – у 70 предложений из 75.
Если ориентироваться на поддержку квалифицированного большинства, более двух третей, то вот эти 54 предложения – они, как я полагаю, должны стать программой нашей работы на ближайший год.
Теперь я перехожу к первой анкете. Здесь были отобраны 18 предложений, которые, как я полагал, можно реализовать быстро, чтобы они заработали уже на осенних выборах 19-го года. И сегодня, как мне представляется, нужно обсуждать в первую очередь именно такие предложения.
Я уверен: общество ждет от нас, чтобы к выборам 19-го года были скорректированы хотя бы самые одиозные нормы. Я все время слышу вопросы: будет ли к этим выборам отменен или смягчен муниципальный фильтр? Будут ли выборы передвинуты с сентября? Сейчас уже все громче говорят и о необходимости снизить с трех процентов число подписей.
Я думаю, если мы не внесем никаких срочных изменений, если мы будем планировать изменения только на 20-й или 21-й год, будет сильное разочарование. И все наша работа в течение года или двух пройдет под знаком недоверия: мол, они там что-то обсуждают, а воз и ныне там!
Поэтому я прошу внимательно отнестись к тем предложениям, которые содержатся в первой анкете. Точнее, к 17 из них. Одно предложение поддержки экспертов не получило. Еще два предложения получили поддержку около двух третей. Остальные 15 – поддержку более двух третей.
На основе этих предложений я подготовил тексты для внесения изменений в пять федеральных законов. Это еще не готовый законопроект: здесь тексты сгруппированы так, чтобы их было легче воспринимать. Но фактически это уже такой полуфабрикат, из которого законопроект делается в течение одного дня. И эти предложения уже одобрила временная рабочая группа Научно-экспертного совета при ЦИК, которую я возглавляю.
Если у меня еще есть время, я кратко остановлюсь на этих предложениях. Они разделены на 7 блоков. Первый блок касается выборов глав регионов. Здесь не только муниципальный фильтр, но и необходимость вернуть везде возможность самовыдвижения. Это тоже важно с точки зрения повышения конкурентности. Отмечу, что предложение о возврате самовыдвижения поддержали 97% опрошенных экспертов.
По муниципальному фильтру. Многие требуют его немедленно отменить. Не надо только думать, что такое предложение означает отказ от фильтров вообще. Конечно, если отменять муниципальный фильтр, то его надо заменить чем-то другим. Но я полагаю, что вопрос о полном отказе от муниципального фильтра – это вопрос на перспективу. Для этого, по моему мнению, нужно реформировать систему регистрации по подписям избирателей, к которой тоже много нареканий, и вернуть избирательный залог. Это все требует серьезной проработки.
А пока надо фильтр максимально смягчить. Безобразен не столько принцип такого фильтра, сколько его конкретное воплощение. В первую очередь нужно отменить запрет поддерживать подписями более одного кандидата. Кроме того, снизить запредельно высокие цифры – 5%, три четверти. Хотя самым радикальным решением было бы предоставить кандидатам выбор: собирать подписи депутатов или избирателей.
Второй блок – регистрация на других выборах. Здесь в первую очередь необходимо снизить требуемую долю подписей. Хотя бы до одного процента, поскольку есть рекомендация Венецианской комиссии не требовать более одного процента. Плюс уже давно стало ясно, что допустимая доля брака в подписных листах на уровне 5 или 10 процентов – это чрезмерное требование, и ее нужно увеличивать.
Отдельным блоком идет день голосования. Я согласен с теми, кто считает, что весна лучше осени. Но это тоже вопрос на перспективу. А на 19‑й год наши возможности ограничены фактически октябрем или ноябрем. Поэтому я предлагаю: давайте сейчас передвинем день голосования на последнее воскресенье октября. А на перспективу будем дальше думать: там есть разные варианты.
Четвертый блок касается наблюдения в день голосования. Те новеллы, которые были приняты в начале 2016 года, существенно снизили открытость выборов. Напомню, что часть этих новелл для президентских выборов была отменена, то есть фактически было признано, что они вредны с точки зрения открытости. Но для других выборов они остались. Полагаю, что от них надо отказаться.
Пятый блок связан с обжалованием итогов голосования. Все, кто работают на выборах, понимают, что 10 дней – это крайне мало. Я не призываю вернуться к году, который был раньше, но хотя бы увеличить этот срок до месяца. И отменить жесткий запрет на восстановление срока, который уже фактически признан неконституционным.
Шестой блок касается подсчета голосов. Здесь два момента. Первый связан с КОИБами. В последнее время к ним стало расти недоверие, возникают странные ситуации. Радикальный способ повысить доверие – выборочный ручной пересчет на 5 процентах участков. В законе такая возможность предусмотрена, но как факультатив, и реально не применяется. Надо сделать такой пересчет обязательным, и доверие будет восстановлено. Там правда есть еще проблема, когда проводить жеребьевку, о чем уже давно говорят представители КПРФ. Это тоже решаемо.
И проблема повторного подсчета голосов. Очень много ситуаций, когда участковая комиссия подводит итоги и подписывает протокол, но потом по непонятным причинам решает, что он неправильный, и в отсутствие наблюдателей якобы делает пересчет. Я предлагаю, чтобы любой такой пересчет проводился только по решению вышестоящей комиссии или суда.
И последний блок касается ликвидации партий. В наступающем году должна начаться массовая ликвидация партий за недостаточный уровень участия в выборах. Если мы сейчас не скорректируем эти нормы, дальше будет поздно, точнее, потом менять их будет уже несправедливо.
Здесь мое первое предложение – уточнить, как считать семилетний срок. Чтобы не было произвола и субъективизма.
А второе предложение – не ликвидировать партии, которые сумели провести хотя бы одного депутата. Иными словами, учитывать не только участие в выборах, которое часто бывает просто техническим, но и успешность. Если у партии есть поддержка избирателей хоть где-то, это уже дает ей возможность постепенно расти. По моим оценкам, таких партий, которые не набрали нужный уровень участия в выборах, но имеют депутатов, сейчас 13. Вот их желательно сохранить, а партии, которые мало участвовали в выборах и не имели никакого успеха, можно ликвидировать.
Надеюсь, что рабочая группа поддержит мои предложения. Спасибо за внимание.

Конкуренция на выборах – ключевой вопрос

За последние две недели я участвовал в нескольких мероприятиях, которые, как обычно, дали пищу для размышлений. Не могу сказать, что аспект конкуренции на выборах обсуждался на этих мероприятиях в качестве основного, но я больше всего обращал внимание именно на него. Поскольку действительно считаю его ключевым. И не только я. Об этом, в частности, на Общероссийском гражданском форуме 8 декабря говорил Александр Кынев.
А вот на конференции электоральных юристов 9 декабря Андрей Бузин поставил вопрос так: наше избирательное законодательство не хуже, а во многом даже лучше западного. А выборы у нас ни в какое сравнение с их выборами не идут.
Но я бы с первым тезисом согласился лишь частично. Да, в ряде аспектов наше избирательное законодательство написано неплохо. Четче и подробнее, чем в странах, считающихся демократическими. При этом мы знаем, что там нечеткость законодательства компенсируется традициями, независимым судом, отделением чиновничества от политики, наличием нормальных профсоюзов и т.д. и т.п.
И нельзя сказать, что там так уж все благополучно с выборами. Манипуляции с нарезкой округов (джерримендеринг) в США остаются серьезной проблемой. На неравенство кандидатов и партий в СМИ нам во Франции жаловались представители «Национального фронта». При этом они четко заявили, что в честности подсчета голосов не сомневаются. А вот в Германии есть проблемы и с этим. И в США, видимо, тоже. Конечно, в масштабах, не сопоставимых с нашими.
Но вот в одном аспекте мы, пожалуй, вне конкуренции. Ни про одну из демократических стран я не слышал, чтобы там были проблемы с допуском кандидатов на выборы. Где еще могут на президентских выборах не зарегистрировать бывшего премьер-министра? На губернаторских выборах не зарегистрировать депутата национального парламента, депутата регионального парламента, бывшего губернатора, мэра регионального центра?
Кто может сказать, что законодательство тут ни при чем? Посчитайте, сколько в нашем 67-м законе оснований для отказа в регистрации, оснований для признания недействительной подписи избирателя. Какие широкие возможности для судебной отмены регистрации. И насколько все эти основания адекватны? В законах каких стран есть что-то подобное?
От кандидатов в депутаты на федеральных и региональных выборах требуют подписи 3% избирателей, в то время как Венецианская комиссия уже давно рекомендовала не требовать больше 1%. В Германии для регистрации кандидата в бундестаг требуется 200 подписей. Округа там примерно по 200 тыс. избирателей, то есть это 0,1%.
Муниципальный фильтр чудовищен не столько сам по себе (хотя сам по себе он, конечно, спорный институт), сколько своими дикими параметрами: не менее 5% подписей из не менее ¾ районов и городских округов, да еще и без права подписываться за нескольких кандидатов.
Утверждать, что все эти нормы «не хуже, чем там» – как минимум неграмотно.
Хотя, конечно, на все это накладывается специфическое правоприменение. И еще специфическое правопонимание.
Вспоминаю, как год назад на одном ток-шоу известный политтехнолог возражал против моего предложения вернуть избирательный залог. Говорил он примерно следующее. Мол, были случаи, когда на выборы шел явный бандит, а снять его нельзя было, поскольку он внес залог.
Мне кажется, я догадываюсь, кого он имел в виду. Есть человек, о котором уже лет 15 говорят, что он – бандит. Но при этом его не сажают. Когда он конфликтовал с региональной властью, находили способы снять его с выборов – и залог не спасал. Потом он с региональной властью помирился, и его уже дважды избирали депутатом городской Думы – хотя залога уже нет.
Но дело не в конкретном человеке. Смысл того, что сказал политтехнолог, гораздо проще. Надо только слово «бандит», играющее в данном контексте чисто эмоциональную роль, заменить на «нежелательный для власти кандидат». И все станет на свои места: залог убрали, поскольку он мешал не допускать на выборы нежелательных для власти кандидатов. Не то чтобы ставил непреодолимую преграду – мы знаем, что при большом желании такие преграды преодолевались – но все же сильно затруднял снятие.
А вот на конференции электоральных юристов возник несколько иной, хотя и похожий диспут. Когда я сказал, что нужно прекратить снимать кандидатов за недочеты в документах, мне стали возражать. Мол, какие законы напишет депутат, который не может правильно оформить документы на регистрацию?! Потом, правда, добавили: или не может нанять хорошего юриста…
Да, я понимаю, что для электоральных юристов снятие кандидатов-конкурентов – хлеб (нет, пожалуй, все-таки масло или ветчина). Правда, электоральные юристы тоже плачут. Поскольку у нашего избирательного законодательства избирательным оказывается и правоприменение. В одном и том же суде за одни и те же «прегрешения» одного кандидата снимают, а другого оставляют.
А чему тут удивляться? Помните, как у Аркадия Райкина: «Ты бежишь и кричишь: стихийное бедствие! А кто тебе сказал, что оно стихийное? Может, я его еще при строительстве запланировал? Ведь это я твой кран на две крутки не докрутил!»
Так и тут. Заложили в законе кучу оснований для снятия, да еще написали их кое-как. И простор для избирательного правоприменения.
Я уже об этом как-то писал. Электоральные юристы могут сколько угодно убеждать кандидатов в своей нужности. Но если кандидаты видят, что тех, кого поддерживает власть, не снимут, сколько ни бейся, а тех, кого власть хочет снять, не спасет самый квалифицированный юрист, то большого желания нанимать дорогих юристов у них не будет.
Так что надо добиваться исправления закона. Что не отменяет борьбу с неправовой практикой.
Что касается кандидатов, которые не могут грамотно оформить документы на регистрацию, а потом пишут неграмотные законы… Интересно, те, кто нам написали такие законы, как оформляли документы? Или документы оформляли дорогие юристы, которые им после победы на выборах уже были не нужны?
Вообще странно, когда юристы не понимают простых вещей. Выборы – это формирование органа власти в соответствие с волей избирателей. Фильтрация кандидатов путем экзаменов на чистописание и знание непонятно кем придуманных шаблонов (типа слово «нет» можно, а прочерк нельзя) предназначению выборов не соответствует.
10 лет назад один профессор, долгое время возглавлявший областной избирком, объяснял: «Мы зарегистрировали список…, поскольку пришли к выводу, что лишение большой группы граждан пассивного избирательного права из-за отсутствия двух штампиков не только незаконно, но и неконституционно… Юристы из одного избирательного штаба усердно доказывали нам, что в регистрации нужно отказать. Если бы эти юристы учились у меня, я бы выставил им двойки по конституционному и избирательному праву». Эх, сколько двоек он бы поставил нашим судьям и прочим обладателям юридических дипломов!
Есть процедуры избрания по конкурсу. Там можно проверять юридическую грамотность – и более серьезно, чем путем отсеивания тех, кто пишет прочерк вместо слова «нет». Правда, и по конкурсу у нас могут выбрать таких… Если лояльность ставится выше компетентности (а что, у нас не так?).
Когда мне приводят в пример: вот, мол, там-то выбрали клоуна, плохо говорящего по-русски, я практически всегда вижу, что тут меньше всего виноваты избиратели. Сначала зачистили поляну, потом пустили туда спойлеров, создали неравные условия ведения кампании. Зачем после этого удивляться, кто оказался избранным.
Я все-таки верю в разум наших граждан. Просто им надо дать возможность выбирать из серьезных кандидатов. И дать кандидатам возможность донести до них свои позиции.