Аркадий Любарев (lyubarev) wrote,
Аркадий Любарев
lyubarev

И снова – о втором туре в Приморье

В ходе дискуссий в Фэйсбуке я осознал, что многие коллеги расценивают признание недействительными результатов выборов губернатора Приморского края как отнятие победы у Ищенко. Поясню, почему это не совсем так.
В ходе подсчета голосов Ищенко явно лидировал. Примерно после 21 часа по московскому времени (по владивостокскому после 4 часов ночи) разрыв между кандидатами в ГАС «Выборы» начал сокращаться и примерно в 0:30 по московскому времени стало известно, что Тарасенко вырвался в лидеры. Окончательные итоги сформировались около 3 часов ночи по московскому времени.
Анализ показал, что лидерство Тарасенко было обеспечено, во-первых, за счет введения последних протоколов в Находке и Уссурийске, соотношение голосов за кандидатов в которых в среднем сильно отличались от средних данных ранее введенных протоколов, во-вторых, за счет повторного введения данных протоколов из Артема и Уссурийска, где соотношение также резко изменилось по сравнению с первично введенными протоколами. Эксперты однозначно оценили произошедшее как грубую фальсификацию. Основную роль здесь сыграл Уссурийск.
Тем не менее, официальные данные свидетельствовали о победе Тарасенко. Анализ дошедшей до нас информации свидетельствует, что у избирательных комиссий Приморского края не было каких-либо сомнений в официальных итогах голосования – несмотря на объявленную Ищенко голодовку (она была объявлена 17 сентября около 1:30 по московскому времени) и протестные акции. Они уверенно занимались оформлением победы Тарасенко. Так, около 10­–11 часов по московскому времени 17 сентября ТИК Уссурийска несмотря на протесты представителей КПРФ утвердила итоги голосования, согласно которым у Ищенко было всего 24,4%, а у Тарасенко – 74,3%.
Отмечу еще один момент. Утром 17 сентября в Фэйсбуке один известный юрист и политтехнолог высказал тревожную мысль, что при таких наглых фальсификациях профессионалы на выборах не будут нужны. Его пост активно обсуждался, но никому не пришло в голову написать: не поднимайте панику, сейчас это все отменят. Похоже, что в возможность отмены результатов сфальсифицированных выборов в тот момент не верил никто.
Я не знаю реакции большинства членов ЦИК (позиция представителя КПРФ Евгения Колюшина несомненна), но курировавший Приморский край Евгений Шевченко в ночь подведения итогов давал комментарии, что, мол, все в порядке, Тарасенко опередил Ищенко и в этом ничего сомнительного нет.
Элла Памфилова отреагировала достаточно быстро. В 8:31 по московскому времени 17 сентября Интерфакс передал ее слова о том, что итоги выборов должны быть подведены только после того, как будут рассмотрены все жалобы. Позже из ЦИК пошли сигналы о том, что результаты выборов (те самые, согласно которым победил Тарасенко) могут быть отменены.
Дальше события развивались так. 18 сентября ТИК Советского района Владивостока признала недействительными итоги голосования на 13 участках. 19 сентября в Приморье прибыла комиссия из ЦИК. И в этот же день ЦИК приняла решение рекомендовать ИКПК признать результаты выборов недействительными. 20 сентября ИКПК последовала этой рекомендации. В решениях как ЦИК, так и ИКПК основной упор делался на 13 участках Советского района. Но в решении ЦИК речь шла и о других нарушениях, в том числе о повторном вводе протоколов.
Во многих деталях этих событий еще предстоит разобраться, в том числе и в событиях вокруг Советского ТИК. Но сейчас общий вопрос: что нужно было и можно было сделать в такой ситуации?
Вариантов в общем-то три.
1. Ничего не менять (то есть не отменять), признать победу Тарасенко, которая, повторяю, следовала из официальных протоколов.
2. Признать результаты выборов недействительными.
3. Разобраться со всеми сомнительными данными (или с их частью). Здесь могли быть разные подварианты: либо признать недействительными итоги голосования на тех участках, где были признаки фальсификации, либо попытаться восстановить по этим участкам истинные итоги голосования. Проще всего, вероятно, было признать недействительными повторные протоколы по Артему и Уссурийску и тем самым вернуть действительность первичным протоколам.
Каков был бы результат, если бы пошли этим путем? Вероятно, если бы удалось восстановить истинные итоги голосования, пришлось бы сделать вывод о победе Ищенко. Уже один только возврат к первичным протоколам по Артему и Уссурийску возвращал Ищенко лидерство.
Впрочем, если бы пришлось признать недействительными итоги голосования на сомнительных участках, то необходимо было бы сделать вывод о том, что действительную волю избирателей выявить не удается.
Отдельным остается вопрос о 13 участках Советского района. Здесь две проблемы. Первая: не убедителен вывод о том, что итоги по ним невозможно было подвести. Но здесь пока нет полной ясности. Вторая: не убедителен вывод о том, что без этих участков истинная воля избирателей края не выявляется.
Но если бы пришлось признать недействительными итоги голосования еще на нескольких десятках участков, то такой вывод был бы уже вполне обоснован.
Но сейчас другой вопрос: почему был избран второй путь, а не третий?
Полагаю, что есть несколько причин.
Причина первая – политическая, или, скорее, политтехнологическая. Кремль не мог признать победу Ищенко. С одной стороны, Приморский край – стратегический регион, интерес Кремля к нему явно больше, чем к Хабаровскому краю и Владимирской области. С другой стороны, я неоднократно читал мнения политологов (и не только провластных) о том, что Ищенко не способен управлять регионом. Не знаю, так ли это на самом деле, но то, что такое мнение у представителей власти, сложилось, – факт.
Причина вторая – юридико-бюрократическая. Бюрократы предпочитают наименее затратный вариант. Признать результаты недействительными – это просто. Разбираться с несколькими десятками участков, пытаясь выявить истинные итоги на каждом из них – большая морока. По каждому участку возможны споры, разные точки зрения. Каждый требует отдельного юридического оформления. Плюс надо учесть, что у приморцев в этом не было совсем никакого желания, а ЦИКу из Москвы разбираться с приморскими участками еще сложнее.
Причина третья – юридико-политическая. Ее достаточно ясно выразил политолог Ростислав Туровский, отвечая на вопрос журналиста из «Ъ»: «В точности установить победителя этих выборов было невозможно. Кто бы это ни был, у него была бы ущербная легитимность, которая негативно сказалась бы на дальнейшей работе органов власти Приморья. Пересчет голосов мог бы не устроить проигравшую сторону и привести к новым конфликтам».
Добавлю, что тот, кто осмелился бы принять решение об избрании Ищенко, взял бы на себя ответственность за его деятельность на посту губернатора. Грубо говоря, можно было бы представить себе такие разговоры через некоторое время: «это, мол, Памфилова нам подсунула такого … губернатора» (поскольку недовольные всегда есть, такие разговоры были бы неизбежны).
Мне кажется, сказанного достаточно, чтобы понять, что принятие решения об избрании Ищенко в данной политической ситуации было совершенно невероятно.
Вариант с признанием Тарасенко победителем, напротив, был вполне вероятен: именно так заканчивались все конфликты на губернаторских выборах после 1996 года. И на многих других выборах тоже.
Поэтому признание результатов выборов недействительными было нетривиальным и достаточно смелым решением. Юридически оно не было безупречным. Но оно было принято на пределе возможного. И это необходимо признать.
Tags: Памфилова, ЦИК, губернаторские выборы, итоговые протоколы, фальсификации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment